ПОРТАЛ - МИР ДЖЕКИ В РУНЕТЕ
ПОРТАЛ - МИР ДЖЕКИ В РУНЕТЕ
ПОРТАЛ - МИР ДЖЕКИ В РУНЕТЕ

Новый век...

                     ...Новый МИР!

"Джеки мой герой. Он - настоящий мужик!".
                                  Брюс Уиллис

Подписка на рассылку наших новостей с subscribe.ru:
Рассылка новостей с Subscribe.Ru

 Архив рассылок на subscribe.ru 
Рассылка 'Новости официального российского сайта Джета Ли'
  Login:  
  Password:
 Зарегистрироваться ! 
 Забыли пароль? 
  Email:  
  Пароль:
 Прочесть инструкцию
Количество Участников JC Российского Клуба: 15444

Количество Активных: 39

283 "Джеки Чан: \"Мое главное условие - никакого секса!\""

Marianne Rosenstiehl / H&KОт ложной скромности актер и успешный бизнесмен (говорят ему завидует сам Дональд Трамп) Джеки Чан не страдает. "В мире есть всего несколько абсолютных ценностей - мои фильмы, музыка, хорошие костюмы и кофе", - сообщил он нашему корреспонденту. 53-летний Джеки Чан не просто звезда, он - признаннная суперзвезда мирового кинематографа. Кто из голливудских небожителей может похвастаться одинаковым количеством фанатов и в Америке, и в Азии, и в других частях света? Пожалуй, никто. И недаром голливудские продюссеры звонят Чану, когда им нужен самый лучший - не компьютерный! - спецэффект.

- Почему вы так долго не снимали третью часть "Час Пик" - ведь публика очень хотела снова увидеть вас в паре с Крисом Такером в этом суперпопулярном фильме?
- Это все Крис Такер виноват. Он страшно загордился и стал все время придумывать всякие претензии. Например, потребовал, чтобы мы работали на равных условиях. Но это же глупо - кто он, в сущности, такой? Молодой актер, снялся всего в паре фильмов, которые принесли ему популярность и деньги. Да еще меня пытался подстрекать - мол, они на на нас столько зарабытывают, давай и мы из них выжмем все что можно. Но если честно, я согласился на сиквел только потому, что не мог отказаться от гонорара, который мне предолжили. Я ведь на голливудские заработки снимаю свои фильмы в Азии.

- А в чем разница между голливудскими и гонконгскими картинами?
- Это просто разные фильмы. Когда я снимаюсь в Америке, я знаю, что только американцы будут это смотреть, и нисколько не забочусь об азиатской аудитории. И наоборот. Я не один раз пытался совместить два этих стиля, но ничего не вышло. Хотя некоторые продюссеры по прежнему думают, что можно снять в Азии фильм с маленьким бюджетом, и он "прокатит" в Америке. Но это полная ерунда. Зато самые лучшие трюки - в азиатских фильмах, потому что там я действительно все делаю сам, без всяких лишних страховок, на свой страх и риск. А в Голливуде на площадке присутствуют не только агенты из страховых компаний, но и специальный человек из группы каскадеров, который следит за выполнением правил безопасности. Сами понимате - эффект совсем другой. Вот, кстати, еще почему в Азии не любят мои американские фильмы.

- Неужели даже новый фильм, где вы снимаетесь на пару с еще с одним кумиром азиатской и в то же время американской публики Джетом Ли, не будет иметь успеха в Азии?
- Нет, конечно. Это фильм полностью ориентирован на американский рынок. Джет Ли сначала изображает обезьяну, а потом превращается в монаха. Мне кажется, автор сценария очень сильно увлекается китайской культурой - хочет впихнуть в картину все свои познания. Мне лично это смешно. Но он американец, равно как и продюссер, и режиссер фильма. И они все переполнены энтузиазмом. И мы с Джетом соглашаемся, хотя они ни черта не понимают в том, что делают. Но спорить-то с ними бессмысленно в данном случае. А китайцы еще наверняка скажут: "Ну и как они могли этих двух засунуть в один фильм? Все равно как короля Артура посадить за один стол с Бушем?" У нас с Джетом Ли фанаты-то разные!
Так вот, когда я снимаю в Азии свой собственный фильм, могу позволить все что угодно. Но в Америке, когда я предлагаю свои сценарии, продюссеры всегда говорят - нет, это слишком опасно. В смысле, нам от тебя нужно только одно - комедия и трюки. Как это Джеки Чан может играть плачущего или больного, например, полицейского? Вот я приезжаю в Голливуд, чтобы сделать очередной "Час Пик" или "Шанхайский полдень", что там дальше будет - "Шанхайский рассвет" или "Закат"?

- Но вы с этим уже смирились?
- Сначала я боролся. Но я знаю, что они в Голиивуде проводят специальные исследования, прежде чем вложить 100 миллионов долларов. Мы же работаем по старинке - просто думаем, что зрителям должно понравиться то, что мы придумали, и все. Но в Америке зритель слишком умный, чтобы купиться на фильм в 10 миллионов, а не в 100. С чем я до конца не смирился, так это с невозможностью стать настоящим актером - как Де Ниро, например. Но для этого надо, как я уже говорил, играть в основном плохих парней.

- Не жалеете, что вообще оказались в Голливуде - ведь там с нуля пришлось начинать?
- Да уж, у себя я был богом, королем уже в начале 80-х. Все с ума сходили. Женщины под поезд бросались, яд пили, когда узнавали, что у меня есть девушка. Америка же полностью разрушила мою уверенность в себе. Я там себя почувствовал полным идиотом. Пока не пробился в высшую лигу.
И ведь именно первый "Час Пик " меня и возвысил. Хотя, признаться, не больно мне эта затея по душе. Да и своего партнера Криса Такера я не сильно жаловал. Он шел в мою сторону, я тут же сворочивал в другую. Хотя большую часть времени он, будучи тогда очень стеснительным парнем, проводил в своем трейлере. А я - в своем. Потому что ни бельмеса не понимал по-английски и говорил с трудом. Американцы же болтают без перерыва, везде, даже в лифте. Но постепенно мы с Крисом стали друзьями. Хотя когда я увидел готовый фильм, то прямо завопил от ужаса - ну все, прощай моя мечта прорваться в Голливуд! Мне все показалось таким глупым - и диалоги, и юмор, не говоря уже о примитивных, с моей точки зрения, трюках. С таким настроением и уехал домой. Вдруг звонок: "Эй Джеки, открывай шампанское! Толко один уик-энд, и мы уже заработали кучу миллионов!". Это было в 1998 году, и впервые фильм с моим участием принес в бокс-офис больше 100 миллионов. Шампанское я открыл, но юмора так и не понял.

- Ну теперь-то научились понимать америакнское чувство юмора?
- Да как сказать. Не то чтобы до конца. Когда режиссер Брэтт Ратнер надо мной подшучивает, я всегда жду, пока Крис не шепннет мне на ушко, что я должен ответить. Крис, как вы уже поняли, перестал быть таким тихоней, с ним можно как следует повеселиться. Вот только Брэтт уж слишком стал задаваться. Ему все студии твердят, какой он умник и молодец, вот он и расслабился. Но все-таки я заставил его убрать из всех моих сцен матерные выражения. Я знаю, что всегда был образцом для подражания для многих детишек - у себя стране, во всяком случае. И хочу продолжать в таком духе. Мои трюки не имеют ничего общего с насилием. Так же как и комические эпизоды не основаны на шутках ниже пояса. И никакого секса! Я за этим строго слежу. Теперь в Голливуде никто не осмеливается диктовать мне условия, как это было когда-то.

Bettina Rheims H&K- Скажите, в какой вы сейчас физической форме? Не думали, что с возрастом придется отказываться от трюков?
- Честно говоря, я просто об этом не думал. Делаю и все. Да мне и некогда на эту тему размышлять - посмотрите мой график, все расписано до 2009 года. Ни одного свободного дня. Так что если кто-то захочет меня пригласить в "Час Пик 4", советую поторопиться. Как только закончились съемки, я сразу приступил к работе над фильмом "Запретное царство" на пару с Джетом Ли. Только там закончили - я уже на площадке следующей картины. Нет, надо было все-таки уйти на пенсию 10 лет назад. Что касается трюков, то, это серьезно, мне помогают не только постоянные тренировки, но и то, что я и сам являюсь их координатором. Только я сам знаю, как высоко я могу прыгнуть, в какой я форме, сам выбираю место и время, где мне комфортнее работать. Если я устаю, то мы снимаем сцену с диалогом, где нет никакого экшена.

- А вас не удивляет, что никто до сих не пор не пытался повторить ваши трюки?
- А зачем? В Голливуде давно уже используют исключительно компютерные спецэффекты. И это очень умно с их стороны. Потому что любого актера можно превратить в супергероя. Так что я счастливчик - ведь не будь этого, кто-нибудь давно меня обскакал. А так я по-прежнему в почете. И у меня есть своя аудитория, которая не хочет, чтобы я уходил на пенсию. К тому же вся эта беготня не позволяет мне пасть духом и задумываться о старости. Особенно когда я показываю молодым актерам или каскадерам, как выполнять те или иные трюки.

- А вы всегда готовы к тому, что во время съемок можете получить травму?
- Конечно. Да я всегда и получаю. Иногда еще во время репетиции. Но к этому привыкаешь за столько-то лет в бизнесе. Кто лучше меня знает, что у меня нет ни одной здоровой косточки во всем теле, а по утрам болят и колени, и плечо, и все что можно! Но я вообще-то не считаю, что получил серьезную травму, если не оказался в больнице. Хотя раньше, конечно, поправлялся гораздо быстрей. А теперь проходят две недели, а я все еще чувствую себя больным. Вообще же, чтобы отвратить своих фанатов от повторения того, что я делаю, в собственных фильмах в конце показываю несколько кадров, как корчусь от боли или меня на носилках уносят врачи.

- А сложно придумывать новые трюки?
- Чертовски сложно. Это не то что раньше, когда в каждом фильме сидел на карнизе и смотрел вниз на город. Меня всегда туристы фотографировали, а я прикидывал - вот сейчас прыгну на автобус или зависну где-нибудь еще. А сейчас сижу и думаю - но ведь это я делал сто раз? Поэтому идея с Эйфелевой башней в последнем "Час Пик" пришлось очень кстати. Просто благодаря эффекту от самой башни. Особенно был счастлив Брэтт Ратнер - ему доверили врубать и вырубать освещение этого символа Парижа, представляете? Нам дозволили снимать там с полуночи до 6 утра. Но реально выходило сделать всего пару кадров из-за организационных и технических проблем. Французы ведь всего 35 часов в неделю работают, и ланч у них по два часа тянется, пока все вино не выпьют. Противно было торчать на верхушке из-за сильного ветра, а как ветер утихомирился, дождь пошел. Но я решил не слезать. Пока туда-обратно заберешся, уйма время уйдет. Так и просисел там целый час - чуть от холода не умер.

- Вы много занимаетесь благотворительностью?
- Да, много. Я посол доброй воли при ЮНИСЕФ. Определенную часть доходов от гонораров, но и от бизнеса - у меня своя сеть фитнес-клубов, линия одежды, обуви, рестораны, отели, кофейни, всего не перечислишь - я отдаю на благотворительные нужды. Я ведь рос в бедности, и помню, как ребята из Красного Креста подкармливали таких нищих, как я, одевали, подарки дарили. И не забуду, как однажды священник сказал мне, чтобы я, когда вырасту, обязательно помогал бедным и несчастным детям. Сам я не получил нормального образования, поэтому учредил специальный фонд, и на все эти деньги строятся школы, и молодые люди получают стипендии, возможность учиться. Таких школ у меня уже около 20. Родители вынуждены были отправить меня 6-летнего в школу драмы при Пекинской опере. С нами как с рабами обращались. Пять часов сна на деревянном полу, похлебка и побои - вот так мы и жили. Первые три дня, помню, весело. Пока меня не побили как следует за то что несколько рисинок просыпал на пол. Вообще мне "везло" - меня колотили почти каждый день. Но я находил сил посмеяться над собой и своими несчастьями. Хотя этих ощущений никогда не забуду. Хорошо хоть что научили всему, что сейчас умею - пению, акробатике и нескольким видам восточных единоборств. И самое главное - железной дисциплине... Но для своего ребенка я такого воспитания не хотел. Я своего сына не разу не ударил, даже когда хотелось. Так вот потом я стал за гроши работать каскадером, с тех бесшабашных времен у меня и дырка в голове - смертельные трюки делал на свой страх и риск. Мне повезло - меня заметил Брюс Ли. После его неожиданной смерти многие роли сыграл я. Меня прочили в его наследники. Но я мечтал о другом - соединить свое мастерство с шутовством Бастера Китона и галантностью Фреда Астера. Не говоря о уже о комическом гении Чарли Чаплина - вот кто был моим настящим кумиром. Кровь, смерть, убийства меня никогда не привлекали - а ведь это стилистика кунфу-фильмов, королем которых был и Брюс Ли.

- А чем ваш сын занмается?
- Джейси этим летом приступил к съемкам сразу в трех главнейших азиатских проектах! Профессионалы говорят, что из него получится неплохой актер, уже роли под него пишут. Один из фильмов с его участием побывал на Венецианском кинофестивале. Но сказать, что он пошел по моим стопам, нельзя - Джейси избегает ролей, где нужно применять боевые искусства. Он у меня не хочет быть героем до старости лет. И запрещает у него появляться на площадке. Сначала жаловался, что мое имя на него давит, но теперь не обращает внимания. Вообще-то никто не думал, что он станет сниматься. Еще когда учился в часной школе, потом в американском колледже, всегда увлекался музыкой, сочинял песни и мечтал стать музыкантом. Играет на гитаре, пианино, ударных инструментах. И утверждает, что начал сниматься в кино только потому, что сейчас у нас все именно этого и ждут от певцов, так же как от актеров ждут, чтобы они пели. Так хочет публика! Но он хочет закончить работу над своим музыкальным альбомом. А еще вместе с друзьями занялся бизнесом - открыли компанию по производству конфет.

- Вам бы его возможности в свое время!
- Это точно. Но я все равно своим трудом всего добился. И пускай меня кто-нибудь упрекнет, что я окружил себя слугами и живу в роскоши! Я мало время дома провожу, но люблю после утренней тренировки поработать в своем саду. Потом снова тренировка - и в бассейн, а после опять в сад, нужно розовые кусты подрезать. Свой сад я никому не доверю.

- Но у вас в свое время была репутация не домоседа, а плейбоя, разве нет?
- Было дело. Не успел с одной девушкой распрощаться, как уже другая на пороге стояла. Но, к счастью, в меня влюбилась однажды Фенг-Джа Лин, одна из ведущих актрис Тайваня. Она была такая красивая, добрая и спокойная, отказалась от своей карьеры, но я продолжал маяться дурью. Потом она забеременела, и я отправил ее в Лос-Анджелес. Там она пряталась со своим животом, а я заботился, но любить еще видно не научился. В конце концов мне позвонил друг и воззвал к моей совести. Я прилетел. И Фенг Джа Лин мне сказала, что ей от меня ничего не нужно, она только хочет дать ребенку мое имя. Ну я женился на ней, а на следующий день она родила нашего сына. И хотя Гонконг - моя база, я люблю свою жену и всегда, когда вырываюсь, живу в доме в Лос-Анджелесе, который она как хозяйка для меня содержит. Иногда даже за ней присылаю самолет, чтобы она ко мне на съемки прилетела. В общем, может, у нас не идеальный брак, но уже больше 20 лет мы вместе. Хотя я и умудрился один раз сереьезно отступиться. Завел роман с бывшей "Мисс Азия", она забеременела от меня - в общем, был страшный скандал. Но я счастливчик - жена меня простила. Все таки мы не американцы - у нас не принято жениться, потом разводиться из-за всякой, в сущности, ерунды, словно это игрушки!

Bonnie Siegler/Planet Syndication

Источник: Журнал \"7 дней\", №44, ноябрь 2007

Дата и время публикации: 07/12/2007 00:06:39


Опубликовал: zeus



Результат голосований:

График результатов голосований по данному документу
График результатов голосований по данному документу

Рейтинг: 10

Всего проголосовало: 15
Дата последнего голосования: 07/12/2007 00:06:39


Поставьте Вашу оценку :
  


  
Страницу просматривали - 3252 раз.

Добавить Ваш комментарий:
Ваш комментарий:
Ваше имя:
Ваш email:
Проверочный код, сколько будет 2+2, напишите цифру:
Комментарии:
Предыдущая Следующая



ПОРТАЛ - МИР ДЖЕКИ В РУНЕТЕ
Официальный Российский Сайт Саммо Хунга - Российский Клуб Саммо Хунга
Официальный Российский Сайт Джета Ли - Российский Клуб Джета Ли
Российский Сайт Джона Ву - Российский Клуб Джона Ву
Российский Сайт об Акире Куросаве

Реклама на сайте


© 2001 - 2015

Rambler's Top100