ПОРТАЛ - МИР ДЖЕКИ В РУНЕТЕ
ПОРТАЛ - МИР ДЖЕКИ В РУНЕТЕ
ПОРТАЛ - МИР ДЖЕКИ В РУНЕТЕ

Новый век...

                     ...Новый МИР!

"Джеки построил мост между Востоком и Западом."
                                   Поклонник

Подписка на рассылку наших новостей с subscribe.ru:
Рассылка новостей с Subscribe.Ru

 Архив рассылок на subscribe.ru 
Рассылка 'Новости официального российского сайта Джета Ли'
  Login:  
  Password:
 Зарегистрироваться ! 
 Забыли пароль? 
  Email:  
  Пароль:
 Прочесть инструкцию
Количество Участников JC Российского Клуба: 15479

Количество Активных: 39

245 "НЕИСТОВЫЙ ДРАКОН"

В российском журнале «BLACK BELT» (№2, 2006 год), темы которого – боевые и спортивные единоборства, мероприятия, связанные со спортом, самозащита, легендарные личности спорта и боевых искусств, опубликован большой материал автора книги «Джеки Чан» Ольги Ключаревой.
Сайт журнала «BLACK BELT» (материалы, анонсы, условия оформления подписки) - www.v8mag.ru
Ольга Ключарева – автор книги «Джеки Чан» (Издательство «Феникс», 2004 год).



Жизнь этого китайца – практически готовый сценарий для головокружительного приключенческого экшна с элементами мелодрамы. Начать хотя бы с того, что его мать, Ли Ли Чан, носила его в утробе не девять, а двенадцать месяцев. Этому малышу, весившему при рождении 5 кг. 400 гр., была уготована удивительная судьба. Он прошел через испытания, зачастую несовместимые с жизнью, однако всегда находил способ не просто восстановиться, но превзойти себя прежнего. Маниакальное упорство в достижении поставленных перед собой задач, а также здоровое, без рефлексий и оглядок, оптимистичное отношение к действительности, доброжелательность и щедрость  – вот Джеки Чан. Он уникален и в личностном и в творческом планах – сочетание  редкое чрезвычайно.

По мнению специалистов в области Фэн-шуй, место, где расположен город Гонконг, обладает удивительными свойствами. Горный хребет Куньлун, берущий свое начало в западном Китае, тянется через многие сотни километров на восток, постепенно отклоняясь к югу. Горный кряж Таймошань, удаленный отрог Куньлуня, заканчивается в Коулуне (территория Гонконга). Затем следует небольшой пролив, и на противоположной его стороне вырастает великолепный остров Гонконг. Если смотреть с высоты, Куньлунь и Таймошань напоминают спину гигантского дракона, который, опустил голову в море. Часть его головы, оставшаяся на поверхности  -  и есть остров. Самая высокая  часть – пик Виктории. Мастера Фэн-шуй связывают процветание и экономические успехи этой страны при сохранении независимости именно с такой вот интересной конфигурацией местности. Дракон – один из самых сильных мифических персонажей китайских легенд. «Син Лун» («Уже Дракон», «Стал Драконом») – так будут называть уроженца этих мест его многочисленные поклонники в Китае. У людей всего остального мира на слуху другое его имя – Джеки Чан.

В пятидесятые годы прошлого века Гонконг был совсем не таким, как сейчас. Не было мощных строений, небоскребов, стеклянных сооружений, которые теперь являются лицом города, наглядно демонстрируя его мощь и современную динамичность. В то время город, хоть и являвшийся английской колонией, все-таки имел более азиатскую, нежели европейскую внешность: многочисленные лавочки с товарами и едой, уличные торговцы сладостями, рикши… Даже чудо инженерной мысли - паром «Стар-Ферри», переправлявший пассажиров с Коулуня на остров, выглядел немного похожим на традиционное рыбацкое судно. Однако эта территория все же была островком свободы, с которым многие бежавшие с материка китайцы связывали свои надежды на лучшую жизнь. Именно сюда они стремились, спасаясь от смертоносного урагана – режима Мао Цзедуна. Здесь встретились и познакомились родители будущего кумира многих народов Джеки Чана – Чарльз и Ли Ли Чан. Они поддерживали хозяйство семьи французского посла, проживающей в особняке на Виктория Пик. Чарльз был поваром, Ли Ли – экономкой.
Чан Кон Сан (так звучит настоящее имя нашего героя и означает «Рожденный в Гонконге») появился на свет 7 апреля 1954 года. Втроем, вместе с только что родившимся сыном, семья  проживала в небольшой комнате, где стояла двухъярусная кровать. Внизу помещался маленький Кон Сан, наверху – родители. Как только Кон Сан начал самостоятельно передвигаться, отец, поднимая его в пять часов утра, заставлял тренироваться до седьмого пота.
«Я был несносным мальчишкой…» – говорит Чан. Ощущение полноты жизни – одно из определяющих качеств его натуры – проявилось в детстве с необычайной силой. К учебе в школе он испытывал отвращение, дрался и тратил деньги, которые  давали родители на проезд из школы, на еду. Обычное детство. Обычное стремление ребенка получить от мира все, что этот мир предлагает.
Родители серьезно беспокоились по поводу дальнейших событий в жизни озорного и неуправляемого ребенка, и, посовещавшись с друзьями, пришли к выводу, что мальчишку нужно отдать в такое место, где учеба сочеталась бы со строгой дисциплиной. Академия Китайской музыкальной драмы была таким местом.
Нимало не беспокоясь о том, что ждет его в будущем, на какое безрадостное существование обрекает его отец, отдавая в Академию, маленький Чан Кон Сан с восторгом услышал, что остается здесь на десять лет. Его привлекало, прежде всего, то обстоятельство, что здесь  не нужно учить уроков, а можно весь день развлекаться и бегать, находя полное применение своей детской энергии.  Но уже очень скоро он понял, как ошибался. Учитель Ю Джим Юэнь (Ю Чань Юэнь), опытный  воспитатель,  выпустил из-под своего жесткого крыла немало замечательных актеров, истинных мастеров жанра. Однако история умалчивает, сколько калек вышло из его Школы рядом с этими мастерами.

По утверждению самого Джеки Чана, в то время, когда он попал в Академию, с родителями учеников подписывался контракт, один из пунктов которого гласил: «Учитель вправе наказывать ученика, даже если последствием этого наказания станет смерть последнего». Сегодня мы не имеем возможности проверить, действительно ли существовал такой пункт. Однако если судить по уровню подготовки будущих актеров Китайской Драмы, это утверждение имеет право на существование. Видеозаписи спектаклей 60-70-х  годов, а также фильмы жанра «кун-фу» и картины самого Джеки Чана, где подавляющее большинство исполнителей – ученики той самой Академии, убедительнее всяких слов свидетельствуют о плодах трудов учителей того времени. Только один пример. В картине «Проект А, часть 1» есть сцена в пивной, которая заканчивается дракой. Чтобы понять истинное положение вещей в отношении техники, необходимо смотреть этот бой в замедленном темпе. Только тогда мы поймем, что в построении сцен, подобных этой, счет идет не на секунды, а на доли секунд, поскольку за секунду наносится не один, а несколько ударов и делается несколько движений. Европеец не различает даже деталей такого поединка, не говоря уже о неспособности это повторить.

Впервые Чан Кон Сан узнал, что такое настоящая боль в семь с половиной лет. Учитель избил его за мелкую провинность, и через это наказание мальчик прошел боевое крещение – стал одним из сотен братьев и сестер, живущих и обучающихся в Академии. Чего там было больше – обучения или наказаний – сказать трудно. Пожалуй, и того и другого в равной степени.
Когда учитель в первый раз ударил его, Кон Сан и понятия не имел, что боль будет сопровождать его всю жизнь. Он будет вынужден преодолевать ее, оттачивая поединки, совершая головокружительные прыжки и полеты, решаясь на то, на что другие не могли решиться из-за вполне понятного и естественного чувства страха.

Однажды, еще в начале семидесятых (Чан Кон Сан только что покинул стены Академии),  на съемках одного из многочисленных фильмов, где он, как и сотни других молодых людей, ищущих заработка, изображал массовку и трупы, лежащие в грязи, возникла серьезная ситуация. Никто из специально приглашенных каскадеров не решался сделать прыжок назад, через голову, с высоты нескольких метров. Опасность такого прыжка в том, что не знаешь, куда летишь и как приземлишься. Чан вышел вперед и сделал несколько дублей. Судьба его была решена - он стал каскадером. Вперед пришлось выходить еще очень много раз. На трюк с Брюсом Ли, когда от удара Маленького Дракона пришлось лететь назад на семь метров (Чан был привязан к стальному тросу, который изо всех сил дергали несколько человек) и приземляться спиной на твердый бетонный пол. Нужно было  принять на себя мощнейший удар в лицо палкой, находящейся в руках того же Брюса Ли. Очнувшись после потери сознания, Чан увидел над собой участливо склонившегося над ним и просящего прощения Короля боевых искусств – это было неслыханно! На протяжении всех дальнейших данных ему для работы лет Джеки Чан выходит вперед и бросает вызов себе, своей судьбе, ставя на карту карьеру и репутацию, а самое главное, свою жизнь.
Жизнь эта чуть было не оборвалась в начале 80-х, на съемках фильма «Доспехи Бога». По сравнению с тем, что Чан делал ранее и позднее, это был несложный трюк – всего лишь прыжок со стены, затем – ветка дерева, за которую надо было ухватиться руками, а после – перелет на противоположную стену. Однако все случилось иначе. Ветка дерева была мокрой после дождя, и рука соскользнула. Неудачно приземлившись, Чан получил раскол черепа. Самое страшное заключалось в том, что осколок кости вдавился в мозг. Чудо, что недалеко оказался врач нужной квалификации, чудо, что операция была сделана вовремя. Однако чудеса делают люди. В данном случае серию чудес, спасших жизнь Джеки Чану, совершил его большой друг и продюсер всех его проектов Вилли Чан (уроженец Малайзии, не родственник Джеки Чана). И по сей день этот удивительный, обладающий множеством редких талантов человек находится рядом с ним. 
Каков же будет первый поступок Чана по выходе из больницы? Он повторит тот самый трюк. Исполнит его точно, с первого дубля. Чего стоило ему опять встать на эту стену и вновь прыгнуть, зацепившись за ветку,  не знает никто.

Падение Чана с часовой башни в фильме  «Проект А» – трюк, вошедший в историю мирового кино. Высота -   около 20 метров. Для смягчения удара о землю использовали три тента, сквозь которые и должен был пролететь Чан, порвав их один за другим. Однако пролетел он лишь через первый тент,  и скорость была замедлена незначительно. Тело Чана изменило траекторию полета,   и, пролетев мимо второго и третьего тентов, он, вместо того, чтобы приземлиться на спину, упал на голову. При повторном дубле – на шею. Дубль за дублем Чан упорно повторял падение. Все эти дубли можно видеть в фильме, а в личном архиве Джеки Чана хранятся пленки со всеми остальными пробами того страшного падения. Он  показывает их друзьям и знакомым, с детской непосредственностью следя за их реакцией.
Содранная начисто кожа с рук – лишь ничтожная часть того, что могло бы быть в числе последствий выполнения трюка в фильме «Полицейская история», когда Чан съезжает по стальному тросу, протянутому от потолка до пола супермаркета, где проходили съемки эпизода.  Трос ко всему прочему был увешан горящими электрическими лампочками. Погибнуть от электричества, потерять руки, изрезанные миллионами осколков, наконец, не выдержав, разжать их и упасть вниз – вот лишь неполный перечень риска. Сначала Чан прыгает на трос с перил эскалатора (расстояние около трех метров), затем с огромной скоростью съезжает с высоты более  двадцати метров.
Знаменитый прыжок Джеки Чана с крыши одного здания на балкон другого, через улицу. При этом пролететь вниз надо было около 12 метров. Все было снято с первого дубля! Все члены съемочной группы фильма «Разборка в Бронксе» устроили герою овацию.
Серия «воздушных» трюков Джеки Чана. Среди них – прыжок с крыши здания на веревочную лестницу, спущенную с летящего вертолета и полет над городом в фильме «Полицейская история 3», а также прыжок с горы на воздушный шар в фильме «Доспехи Бога». В последнем случае, правда, не обошлось без монтажа – с такой высоты безошибочно прыжок совершить бы не удалось - однако Чан действительно совершал этот трюк, только высота была несколько меньше. При этом он чуть не задохнулся в складках воздушного шара, когда упал на него.
Трюк Бастера Китона, когда на стоящего человека обрушивается стена, был исполнен блестяще и с первого дубля. Чан шутливо благодарит небо за продление ему жизни.
Ледяная вода, в которую десятки раз подряд спрыгивает Джеки Чан с вертолета, прыжок под углом, а затем полет наподобие американских горок  с высотного здания в Роттердаме, бесконечная череда новых и все более усложняющихся трюков – все это не прошло бесследно. Каждая кость в теле Джеки Чана сломана в нескольких местах. Только его знаменитый нос подвергался переломам от трех до семи раз (свидетельства разных источников).

Настоящей визитной карточкой «Фильма-экшн Джеки Чана» являются поставленные им групповые бои и поединки. Среди них – особенно замечательные, вошедшие в списки лучших поединков за всю историю мирового кино, в фильмах «Закусочная на колесах», «Доспехи Бога», «Проект А, части 1 и 2», «Драконы навсегда», «Полицейская история, часть 1, 2, 3, 4» и многих, многих других.
 
Джеки Чан – мастер боевых искусств. Но какой стиль он использует? Что предпочитает – кунг-фу, таэквондо, каратэ или, может быть, что-то еще? Ответа мы не найдем. Метод Джеки Чана – это синтез многих стилей.  Плюс акробатика, ритм, танец,  заимствованные из Пекинской и кантонской оперы. Феноменальная особенность его личности  в том, что,  прикасаясь к чему-то давно, казалось бы, известному и опробованному, Чан всегда стремиться заново раскрыть это явление. В своих фильмах он соединяет такие боевые школы и стили как Северный и Южный стили кун-фу,  хапкидо, таэквондо. Бой с Бени Уркидесом в «Закусочной на колесах» в значительной степени строится на приемах кикбоксинга. В картинах «Змея в тени Орла» и «Пьяный мастер» Чан использует стили животных. Однако боевым приемам он придает совершенно новую, оригинальную, зрелищную, цирковую окраску. В разное время Чан попробовал практически все виды боевых дисциплин. Среди них – ушу, таэквондо, хапкидо, дзюдо, бокс. Он постиг их основы, но останавливаться на чем-то одном, углубленно изучать какой-либо один стиль не стал. По его словам, в этом не было необходимости – ведь он снимал кино. Школа Учителя Ю научила его синтезу, объединению всего полезное в единое целое. Это он осуществил при создании своего неповторимого, уникального стиля.  Будучи талантливым человеком, он, присваивая себе что-либо, делая  своим, преломляет это через себя, словно через цветное стекло.

Признанные мастера мирового уровня, такие как Бени Уркидес, Билл Уоллис и другие во многом обязаны Джеки Чану, поскольку, когда речь заходит об их мастерстве, в качестве примера всегда демонстрируется поединки Уркидеса с Чаном в «Закусочной на колесах» и «Драконы навсегда», а в случае с Уоллисом – бой из «Защитника».  Почему именно в этих фильмах они выглядят наиболее эффектно? Почему у себя в Штатах они не смогли сделать того же? Чан отвечает, что все дело в хореографии боевых сцен и в мастерстве, которым должен обладать монтажер. Но самое важное заключается в умении постановщика боев, оператора и режиссера чувствовать сцену, ее ритм и темп, ее сердце. Уникальность Чана – в том, что, владея ремесленной стороной профессий каскадера и борца, постановщика боевых сцен и трюков, оператора и режиссера, а также монтажера, он соединяет в себе одном все эти навыки и умело их использует в процессе съемок. Если он ставит драку, в которой не участвует, он обязательно должен попробовать все сам. Только тогда он поймет, как распределиться исполнителю, как сделать так, чтобы бой смотрелся с экрана наиболее эффектно. Если он стоит за камерой, то следит за тем, чтобы нога одного партнера, бьющая по лицу другого, была ни на сантиметр выше нужной точки, иначе лицо того, кого ударили, будет закрыто, и он будет лишен возможности отыграть реакцию на удар. Чан придирчиво, снова и снова, проверяет положение камер – чтобы сделать трюк зрелищным, происходящее должно сниматься сразу с нескольких точек. Затем – отсмотр рабочего материала и часто – снова возвращение на площадку для пересъемки. После того, как все сделано, и на монтажном столе оказывается гора пленки с рабочими кадрами, Чан берется за монтаж трюка или драки. Он сам, своими руками и своим телом опробовал то, что сейчас предстоит монтировать, он сам выставлял камеры, сам руководил всем процессом. Кто же лучше него знает, что делать при монтаже? Отвечая на вопрос, в чем принципиальная разница в подходах режиссера к процессу производства фильма в Америке и в Гонконге, он говорит, что, при всей мощи американского кинопроизводства, у них нет главного – умения режиссеров сочетать в своем существе несколько навыков. Все поручается отдельным людям, каждый из которых отвечает лишь за свой участок. Нет слаженности. Режиссер, монтируя сцену, не чувствует ее ритма и скорости – ведь на съемках не он руководил постановкой боя. Он не смотрел в камеру – ведь это делал оператор. Условием Чана при заключении контракта на новый фильм всегда является его доминирующая роль при постановке боевых сцен и трюков. Когда начинается эта часть работы, режиссер должен отойти в сторону.

В разговорах с журналистами и просто интересующимися Чан много раз говорил о том, в чем, на его взгляд, заключается разница между техникой боя американских киноактеров и его, Чана, а также его группы. Если герои американских боевиков предпочитают грубый бой, в особенности драку ногами, при этом камера фиксирует лишь взмах и удар, а в следующем кадре противник уже лежит на земле или летит к противоположной стене, то Чан предпочитает развитие действия, живой процесс на экране. Он или его каскадер в драке перелетает на диван, затем взбирается на крышу, с крыши спускается на площадку, где его ждут еще двое противников. Расправляясь с ними, он использует подручные средства (стулья, скамейки, палочки для еды, посуду) и, спускаясь вниз, хитроумным способом нейтрализует еще двоих или троих. На экране возникает маленький спектакль - то, за чем по-настоящему интересно следить. Однако насколько это сложнее, чем просто взмахнуть ногой в кадре! Чан стремится к реалистическому изображению, казалось бы, невозможного. И в этом он видит принципиальное отличие своего способа работы от большинства других.

Он до сих пор старается сохранить эти правила, этот подход к созданию отдельных сцен и картины в целом. Но все же постепенно вынужден отступать и признавать первенство за техническими возможностями кинематографа, что очень и очень его огорчает. В последних по времени картинах «Смокинг» и «Медальон» эта борьба между техникой и живым человеком ощущается сильно. «Новая полицейская история» - отчаянная попытка Джеки Чана доказать, что последнее слово все-таки - за человеком. Кроме того, Чан все увереннее заявляет о своем переходе в иную ипостась – серьезного драматического актера. И хотя очевидно, что на этом пути ему предстоит преодолеть еще очень много, не может не восхищать его смелость и решимость переломить себя, отказаться от привычного стереотипа, начать многое заново.


Джеки Чан – фигура интернациональная. Непостижимым образом ему удалось соединить, казалось бы, несоединимое – такие разные, непохожие друг на друга континенты мира. Он остается китайцем и очень любим в  своей стране, но в то же время его всегда с нетерпением ждут в Америке, Австралии, России, Японии… Аналогов этому случаю, пожалуй, нет.
Китай, да и вообще вся восточная Азия насчитывают миллионы поклонников Джеки Чана. Они не мыслят ни одного праздника без него, стремятся в кино, когда выходит его очередной фильм. Джеки Чан для них – Син Лун («Ставший Драконом»), и если человек при жизни вместо своего родного имени удостаивается имени Дракона,  это говорит само за себя. Это высшая степень признания. Так – в Азии.
Не так было поначалу в Америке. Эта страна, как известно, не слишком тепло принимающая новичков, а тем более другой национальности,  маленькому китайцу легко сдавать позиций не собиралась. Ее нужно было завоевывать. Чан очень хорошо помнил свой не слишком удачный опыт знакомства с Америкой на фильме «Покровитель», когда его версию картины (по всеобщему признанию, лучшую) нещадно искромсали и переделали по-своему американцы. Так было со многими другими его проектами – с любовью и тщанием сделанное им немилосердно искажалось, когда попадало в американский прокат. Однако наступило благоприятное время, чтобы попробовать снова.
Были попытки заявить о себе в Америке и раньше, но полновесно его имя прозвучало здесь лишь в 1995 году. Фильм «Разборка в Бронксе» хорошо послужил идее продюсеров пополнить список поклонников Джеки Чана. Теперь среди них появились американцы. Далее последовали проекты «Первый удар», «Мистер крутой», абсолютно неудавшийся фильм «Гори Голливуд, гори!» (премия за самый худший фильм в Америке), в котором,  к счастью, роль Чана не оказалась столь заметной, чтобы повлиять на дальнейшее продвижение. Далее следовал «Час Пик» - картина, в общем, удавшаяся, однако с огрехами. Через несколько лет был «Час пик 2» - фильм, повторивший ошибки прошлого и даже усугубивший их. Дело в том, что Чан, сам того не заметив, оказался здесь в той роли, которую предпочитают отводить для китайцев на западном континенте – роли наивного, немного не от мира сего, однако доброго и честного азиата. Творческая натура Джеки Чана всегда требовала большего. Он стремился, и в последнее время это ощущается особенно остро, вырваться из уготованных раз навсегда для него рамок. Он хочет сделать драматическую картину, с серьезными, глубокими характерами и сюжетом. Он готовит себя к этому уже несколько лет, однако пока обстоятельства сильнее его. Правда, мы не можем не вспомнить его достаточно давние гонконгские фильмы «Сердце Дракона» и «Криминальная история», в которых Джеки Чан доказал: его возможности драматического актера огромны. Налет драматичности, точнее мелодраматичности, лежит на его работе в фильме «Великолепный». Здесь же уместно вспомнить фильм «Случайный шпион». Даже в картине 2003 года «Медальон» и совсем недавно появившейся «Новой полицейской истории» Чан старается пойти иным, не привычным для себя путем.  И все-таки… И все-таки зрители еще не совсем готовы к тому, чтобы принять Чана в сугубо драматической, без боевых и трюковых сцен, роли.

Последний по времени его проект – фильм «Миф», который широко прошел в азиатском прокате. У нас же премьера этой картины состоялась в декабре 2005 года. Так что многие почитатели творчества Джеки Чана, вероятно, уже с ней знакомы. Синтез реальности и фантастики, смешение времен, захватывающие приключения и, конечно, великолепные боевые сцены и трюки, самые современные спецэффекты и вечная тема любви и верности – все это есть в фильме. Джеки Чан держит марку. Его герой – ученый и исследователь исторических реликвий, - пытается разгадать тайну своих странных снов, где он, современный человек, оказывается в прошлом и  становится легендарным генералом. Не правда ли, стоит посмотреть.

Мы говорили об Америке – стране, которая, распознав талант и мастерство, щедро наградила нашего героя. В 1997 году Джеки Чан оставил отпечатки своих ладоней, ступней и носа на Аллее Звезд перед Китайским Театром в США. А в 2001 году его звезда заняла свое место на Аллее Славы в Голливуде. Однако есть еще одна страна, которая приняла Джеки Чана и, если позволят обстоятельства, с радостью примет еще не один раз. Это Россия. Он приезжал сюда дважды. В первый раз – в 1996-м, на съемки нескольких небольших эпизодов в Москве. Одним из его главных впечатлений от той поездки было постоянное ощущение холода. Второй его приезд был связан с выходом в российский прокат картины «Шанхайский полдень». Тогда-то и российские поклонники, вслед за многими живущими на других континентах, почувствовали его глубокое уважение к себе: Чан фотографировался со всеми желающими и подписывал автографы до глубокой ночи. Его выступление предваряло показ фильма в кинотеатре «Пушкинский», и тот вечер его почитатели не забудут уже никогда. И все же Россия пока не может похвастаться частым и долгим вниманием Джеки Чана и его команды. Мы ждем его в гости.

Джеки Чан неутомимый труженик. В его арсенале всегда не менее пяти планируемых проектов и не менее трех находящихся в работе в данное конкретное время. Что же дальше? Дальше – осуществление задуманного «американского» проекта «Час пик 3», мечта когда-нибудь сыграть в мюзикле… И так далее, и так далее. Наконец, есть вариант и совсем уйти из кино и заняться производством познавательных документальных фильмов о достопримечательностях и людях разных уголков мира. И бесконечные поездки, помощь нуждающимся, участие в самых разных мелких и крупных мероприятиях. Он открывает новые школы боевых искусств и больницы, несется к финишу в скоростных гонках на автомобилях (к слову сказать, автомобили – его страсть!), проводит акции  в защиту мира и поддержания здорового образа жизни.
 
Актер, режиссер, сценарист, продюсер, боец, владелец сети ресторанов, активный член общества защиты животных, участник множества благотворительных акций – вот лишь самый скромный перечень его действий. Несмотря ни на что, он всегда активен, всегда настроен на дело. Ему катастрофически не хватает времени, которое безжалостно уходит.

7 апреля 2005 года ему исполнился 51 год. На вопрос о том, что он чувствует, когда думает о своем возрасте и о том, что удалось сделать за эти годы, Джеки Чан отвечает, что не хочет и не может останавливаться. «Быть может, это покажется странным, - говорит он, -  но я ничего особенного не ощущаю, когда думаю, что мне пятьдесят лет. Я лишь сознаю необходимость работать дальше и делать свою работу как можно лучше».

Фразой «Я люблю вас!» завершается каждая его встреча с поклонниками. Это продолжается уже много лет, но с годами сила искренности этих слов не ослабевает.


Автор - Ключарева Ольга - опубликовано с разрешения автора.

Источник: www.jackie-chan.ru

Дата и время публикации: 23/04/2006 21:02:33


Опубликовал: anaesthesia



Результат голосований:

График результатов голосований по данному документу
График результатов голосований по данному документу

Рейтинг: 9.8

Всего проголосовало: 9
Дата последнего голосования: 23/04/2006 21:02:33


Поставьте Вашу оценку :
  


  
Страницу просматривали - 3754 раз.

Добавить Ваш комментарий:
Ваш комментарий:
Ваше имя:
Ваш email:
Проверочный код, сколько будет 2+2, напишите цифру:
Комментарии:
Предыдущая Следующая



ПОРТАЛ - МИР ДЖЕКИ В РУНЕТЕ
Официальный Российский Сайт Саммо Хунга - Российский Клуб Саммо Хунга
Официальный Российский Сайт Джета Ли - Российский Клуб Джета Ли
Российский Сайт Джона Ву - Российский Клуб Джона Ву
Российский Сайт об Акире Куросаве

Реклама на сайте


© 2001 - 2019

Rambler's Top100